Рождество и Новый год: традиции русских Царей

Наталья Елманова

Часть первая   

 

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №1
 


В 1492 году великий князь Иоанн Васильевич Третий окончательно утвердил постановление Московского собора: считать за начало как церковного, так и «светского», «цивильного» года —    1 сентября, когда собиралась дань, пошлины, различные оброки и т. д. Для придания наибольшей торжественности этому дню сам Царь накануне являлся в Кремль, где каждый, простолюдин или знатный боярин, в это время мог подходить к нему и искать непосредственно у него правды и милости. Первообразом той церковной церемонии, с какой проходило на Руси празднование сентябрьского новолетия, служило празднование его в Византии, установленное Константином Великим.

Но в допетровские времена, до указа Иоанна III, новый год праздновали на Руси не осенью, а весной. Как и повелось у многих народов с языческих времен: новый год праздновался либо в конце весны – перед новым посевным циклом, когда оживает природа, либо – осенью, после сбора урожая, перед новым «зимним сном» природы. Последний раз «осенний» Новый год праздновали 1 сентября 1698 г. Воевода Шеин устроил его с царским великолепием. На веселое пиршество собралось невероятное множество бояр, гражданских и военных чиновников, и множество матросов. Сам царь Петр оделял их яблоками и называл каждого из них братом. Каждый заздравный кубок сопровождался залпом из 25 орудий.

Петр Первый и первая ёлка

В России обычай новогодней елки ведет начало с Петровской эпохи. Согласно царскому указу от 20 декабря 1699 года, впредь предписывалось вести летосчисление не от Сотворения мира, а от Рождества Христова, а день «новолетия», до того времени, отмечавшийся на Руси 1 сентября, «по примеру всех христианских народов» отмечать 1 января. В соответствии с этим после 31 декабря 7208 года наступало 1 января 1700 года от Рождества Христова. Далее в указе говорилось:

«В знак того доброго начинания и нового столетняго века <…> после должного благодарения Богу и молебнаго пения в церкви и кому случится в дому своему, по большим и преезжим знатным улицам знатным людям и у домов Нарочитых духовнаго и мирского чина перед вороты учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых <…> а людям скудным хотя бы по древцу, или ветве на воротья, или над хроминою своею поставить <…> а стоять тому украшению Генваря по 7 день того ж 1700 год...» (Цит. по: Иванов Е. История праздников Нового года и Рождества).

В этом указе давались также и рекомендации по организации новогоднего праздника. В его ознаменование в день Нового года было велено пускать ракеты, зажигать огни и украсить столицу (тогда еще — Москву) хвоей: «Украсить московские дома еловыми и сосновыми ветвями и шишками, и все должны были отмечать этот день празднованием с поздравлением всех родных и близких, танцами и стрельбой, пуском ракет в ночное небо». А сам царь в ночь с 31 декабря на 1 января вышел на Красную площадь, держа факел в руках, и после боя курантов запустил первую ракету в звездные небеса. И это был первый салют в честь праздника Нового Года.

Естественно, Санкт-Петербург, основанный в 1703 году, стал основным центром новогоднего праздничного церемониала. Тогда же в будущей столице впервые появились новогодние елки, кроме того, наступление года отмечали пушечным салютом со стен Петропавловской и Адмиралтейской крепостей. Эта традиция продержалась вплоть до конца царствования Екатерины. Празднование также сопровождалось литургией.

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №2

Жан Марк Натье (1685—1766). Портрет Петра I в рыцарских доспехах.

Петр I строго наказывал тех, кто отмечал Новый год по старому стилю, и следил, чтобы к 1 января все дома непременно украшались ветвями хвойных деревьев. Ветви эти полагалось наряжать не игрушками, как сейчас, а фруктами, орехами, овощами и даже яйцами. Причем, все эти продукты служили не просто украшением, но и символами: яблоки — символом плодородия, орехи — непостижимости божественного промысла, яйца — символом развивающейся жизни, гармонии и полного благополучия.

Уже в царствование Петра I в Рождество поднимали штандарт – как полагалось во все праздничные дни – и держали его вплоть до 6 января. После смерти Петра его рекомендации были основательно забыты.  Главным зимним праздником, несмотря на старания царя, осталось Рождество, хотя и Новый год со временем завоевал свое место в праздничном календаре.

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №3
Указ Петра I №1736 "О праздновании Нового года:

"Поелико в России считают Новый год по-разному, с сего числа перестать дурить головы людям и считать Новый год повсеместно с первого генваря. А в знак доброго начинания и веселия, поздравлять друг друга с Новым годом, желая в делах благополучия и в семье благоденствия. В честь Нового года учинять украшение из елей, детей забавлять, на санках катать с гор. По знатным и проезжим улицам у ворот и домов учинить некоторое украшение из древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых, чинить стрельбу из небольших пушек и ружей, пускать ракеты, сколько у кого случится, и зажигать огни. "А взрослым людям пьянства и мордобоя не учинять — на то других дней хватает".

Рождество Петр выезжал славить сам. Об этом писал датский посланник Юст Юль: «Обыкновенно от Рождества и до Крещения царь со знатнейшими своими сановниками разъезжает по Москве и славит у важнейших лиц, т. е. поет различные песни сначала духовные, а потом шутовские и застольные. В каждом доме, где собрание славит, царь и все лица его свиты получают подарки. Пока продолжается слава, сколько ни хлопочи, никак не добьешься свидания ни с царем, ни с кем-либо из сановников. Они не любят, чтоб к ним в это время приходили иностранцы».(Петр Великий. Воспоминания. Дневниковые записи. Анекдоты. — СПб., 1993. 100–101)

 

Царствование Анны Иоанновны

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №4

Иоганн Генрих Ведекинд (Johann-Heinrich Wedekind) (1674 – 1736). Портрет императрицы Анны Иоанновны. 1730-е гг. Холст, масло. Государственный художественный музей, Самара

Любила веселье и шумные гуляния и императрица Анна Иоанновна. В годы ее царствования все праздники, включая и Новый год, стали еще более пышными. Надолго запомнился бал, данный царицей в новогоднюю ночь 1734 года: главный зал дворца был украшен апельсиновыми и миртовыми деревцами в цвету, среди них танцевали сотни приглашенных; в отдалении с двух сторон находился буфет: с одной стороны — с золотой и серебряной посудой, с другой — с фарфоровой; после танцев начался обед, который состоял из двух перемен, и в каждой было огромное количество блюд, не считая десертов.

 

Царствование Елизаветы Петровны

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №5

Портрет императрицы Елизаветы Петровны работы художника Ивана Аргунова

Императрица Елизавета I продолжила традицию празднования Нового года, начатую ее отцом. Предновогодние и новогодние торжества стали неотъемлемой частью дворцовых празднеств. Елизавета, большая любительница балов и увеселений, устраивала во дворце роскошные ёлки и маскарады, на которые сама любила являться в мужском костюме.

Но в отличие от разгульной петровской эпохи, в елизаветинские времена придворным торжествам и застольям была придана чинность.  Святки справлялись по старинным русским обычаям. Придворные должны были являться ко двору костюмированные, но без масок. Императрица и сама рядилась, чаще всего в мужское платье. А еще Государыня любила петь с девушками святочные песни.

2 января 1751 года «Петербургские Ведомости» подробно описали новогодний бал, данный в императорском дворце. Вельможи прибыли на маскарад в богатых платьях и собрались в большом зале «где в осьмом часу началась музыка на двух оркестрах и продолжалась до 7 часов пополуночи». После танцев были накрыты столы, «на которых поставлено было великое множество пирамид с конфектами, а также холодное и горячее кушанье». В маскараде приняло участие более 15000 человек, которые были «разными водками и наилучшими виноградными винами, также кофием, шоколадом, чаем, оршатом и лимонадом и прочими напитками довольствованы».

«Сего генваря 1 числа поутру, — писали Санкт-Петербургские ведомости -  для нового года имели приезд ко двору ея императорского величества знатные обоего пола персоны и чужестранные господа министры. В 12 часу ея императорское величество и их императорские высочества из внутренних покоев при шествии наперед всего придворного штата чрез галерею изволили прибыть в придворную большую церковь для слушания божественной литургии… а по окончании происходила с обеих крепостей пушечная пальба.» (Санкт-Петербургские ведомости. 1752. № 4. 14 января).

То есть утром, 1 января, Елизавета направилась сначала на церковную службу, где принимала поздравления от духовных лиц. Туда же прибыл и наследник — цесаревич Пётр Фёдорович (будущий Пётр III). По окончании службы последовала пушечная стрельба, затем Елизавета направилась к ждавшим её придворным и послам. Для поздравления Её Величества, местом пребывания которой был тогда временный деревянный Зимний дворец на углу Невского проспекта и наб. реки Мойки, «собрались в этот день ко Двору все знатные обоего пола персоны и чужестранные министры».

Форшнейдером (подавателем кушаний) был камергер князь Куракин. Императрице пожелали «многолетняго здоровья и счастливаго владения», что сопровождалось 51-им пушечным выстрелом. Также прозвучал тост о благополучии наследника и его супруги Екатерины Алексеевны(будущей Екатерины II) «с выстрелом 31-й пушки».

Кроме того, как сказано в камер-фурьерском журнале, в свою очередь «Ея Императорское Величество желает всем верным подданным благополучия на Новый год».

Обед также сопровождался пушечными выстрелами, кроме того, «на балконе играла италиянская инструментальная музыка и был хор певчих».
Ну а вечером последовал бал с участием знатных лиц и иностранных дипломатов. 
Так «царица Елисавет» двести шестьдесят лет тому назад встретила Новый 1756-й год...

Царствование Екатерины II

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №7
 При императрице Екатерине II получила широкое распространение традиция дарить новогодние подарки. Под Новый год в императорский дворец свозилось огромное количество различных подношений. Особенно отмечала Екатерина гостинец одного из русских промышленников, который ежегодно присылал во дворец огромное золотое блюдо, на котором лежали различные свежие фрукты: ананасы, абрикосы, груши, сливы, персики, виноград. Императрица радовалась этому подарку, как девочка, прыгала, хлопала в ладоши. И каждый год волновалась — будет ли доставлено ей любимое блюдо.

Преемница Елизаветы, Екатерина Вторая так любила отмечать православные Святки, словно родилась в России. В Эрмитаже играли в жмурки, фанты, кошки-мышки, пели песни. Екатерина очень любила танцевать «русскую», — ни один бал не проходил без этого танца! В ряду забав были святочные игры.

Такую игру описывал воспитатель Цесаревича Павла Петровича, замечательный офицер Порошин: «Справа, взявшись за ленту, все в круг стали. Некоторые ходили в круг и других били по рукам. Как эта игра кончалась, стали опять все в круг, без ленты, уже по двое, один за другого и гоняли третьего. После того пели “заплетися, плетень”, плясали по-русски, плясали польский менуэт и контрдансы.

Императрица Екатерина во всех этих играх сама участвовала и по-русски плясала с Никитой Паниным. Великий князь Павел Петрович тоже много танцевал.

 

Император Павел I  

Будущий император Павел I с супругой Марией Феодоровной и сыновьями

При Павле Петровиче празднование Рождества превратилось в некий семейный праздник. В восемнадцатом веке семья как некий институт не представляла для российских венценосцев главной, ведущей ценности, но именно Павел стал образцовым семьянином, а его семейство сделалось примером для последующих поколений Романовых.



Царствование Николая I

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №9

Неизвестный художник. Портрет императора Николая I. 1830-е гг. Холст, масло. 55×46 см . Государственный Эрмитаж

"В день Нового года его величество государь император, их величества государыни императрицы и их императорские высочества изволили принимать в Зимнем дворце поздравления духовенства, особ дипломатического сословия, придворных, военных и гражданских чиновников и прочих особ, имеющих приезд к высочайшему двору. Ввечеру был великолепнейший придворный маскарад в Таврическом дворце для особ первых шести классов и именитого купечества". (Северная пчела. 1827. № 2. 3 января).


Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №10

Великая княгиня Александра Федоровна. Жан-Анри Беннер.1821 г. Бумага, акварель. 14,5×10,5 см. Государственный Эрмитаж

 


Появление именно рождественской елки в России датируется первой четвертью XIX в., когда жена великого князя Николая Павловича, в будущем императрица Александра Федоровна, постепенно ввела этот обычай при Императорском дворе.

Александра Федоровна, будучи немецкой принцессой, впитала эту традицию с детства, поскольку традиция рождественских елок получила широкое распространение в Германии на рубеже XVIII и XIX вв. При этом следует подчеркнуть, что елки и подарки были непременным атрибутом именно рождественских праздников, а не календарного начала Нового года.

Существует даже точная дата появления первой рождественской елки при Императорском дворе. Великая княгиня Александра Федоровна впервые устроила рождественскую елку с подарками в декабре 1817 г., находясь с мужем в Московском Кремле. Сначала елки появились в Аничковом дворце, где молодая семья жила до декабря 1826 г. Когда в начале декабря 1826 г. семья Николая I въехала в свои отремонтированные комнаты в Зимнем дворце, императрица Александра Федоровна распорядилась о том, в каких залах надо установить рождественские елки.

На Рождество 1828 года Александра Федоровна, к тому времени уже императрица, организовала первый праздник «детской елки» в собственном дворце для пяти своих детей и племянниц — дочерей великого князя Михаила Павловича. Елка была установлена в Большой столовой дворца. При Николае I рождественская елка в Зимнем дворце становится прочной традицией. Постепенно этот обычай распространяется сначала среди аристократии Петербурга, а затем и среди горожан. Как правило, накануне Рождества в сочельник после всенощной у императрицы Александры Федоровны устраивалась елка для ее детей, и вся свита приглашалась на этот семейный праздник. При этом у каждого из членов семьи имелась своя елка, рядом с которой стоял стол для приготовленных подарков. А поскольку детей и племянников было много, то в парадных залах Зимнего дворца ставилось до десятка небольших елочек. Надо заметить, что детские подарки выглядели довольно скромно. Как правило, это были различные игрушки и сладости с обязательными «конфектами».

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №11

Сцены из семейной жизни императора Николая I. Рождественская елка в Аничковом дворце. Чернышев А. Ф.


Мемуаристы зафиксировали, что Николай I лично посещал магазины, выбирая рождественские подарки каждому из своих близких. Елки ставились обычно в покоях императрицы и ближайших залах – Концертном и Ротонде.

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №12

К. Ухтомский. «Концертный зал».

В последний день старого года во дворец, как вспоминала дочь императора, «неизменно приезжал митрополит Серафим с монахами Александро-Невской лавры, певшими… чудесное славословие». Затем император с императрицей собственноручно подносили им угощение.

А еще Александра Федоровна в новогодние дни любила устраивать традиционный для Западной Европы праздник «бобового короля». Своими корнями он восходит к легенде о поклонении королей младенцу Христу. В пирог запекался боб, и тот, кому он доставался, становился королем праздника. Король выбирал себе королеву, и на короткий миг они распоряжались всем окружающим. Великая княжна Ольга описывает один из таких «бобовых праздников», когда был устроен китайский маскарад. Все присутствующие надели китайские костюмы. Сам император был в наряде мандарина, «с искусственным толстым животом, в розовой шапочке, с висящей косой на голове. Он был совершенно неузнаваем».

Подарки для детей были изящные, но с пользой, — для развития талантов и способностей. Все дети в Царской Семье занимались музыкой, живописью, танцами, некоторые мальчики — столярным делом. Поэтому преподносились акварели, гравюры, альбомы с картинками, книги, инструменты для столярных работ, наборы для рисования. Были и значительные подарки.

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №15

Франсуа Ксавье Винтерхальтер (1806 – 1873). Портрет великой княгини Ольги Николаевны, принцессы Вюртембергской. 1856 Холст, масло 128.5 х 91 см. Овал. Landsmuseum Wurttemberg, Stuttgart

Так, юной Великой княгине Ольге Николаевне к Рождеству была подарена ее первая «обстановка» — письменный стол с креслом. Этот подарок был сохранен Ольгой Николаевной, королевой Вюртембергской, до ее старости.

Августейшие родители старались исполнить самые заветные желания детей.

Так, например, самый младший в семье, Великий князь Михаил Николаевич мечтал научиться играть на виолончели и на одну из рождественских елок получил в подарок этот инструмент.

Из дневниковых записей 12-летнего Великого князя Константина Николаевича от 24 декабря 1840 года: «Я с ужасною радостью встал, потому что сегодня будет елка! И за уроками, и вне уроков я только о том и думал... В 8 мы пошли к Мама. Она пошла окончательно распорядиться с подарками. Мы ждем в Помпеянской комнате. От нетерпения у нас почти конвульсии, как вдруг линг, линг, линг! Колокольчик зазвонил, и мы бежим каждый к своему столу. Ах, какие миленькие подарки я получил!».

Александра Федоровна любила в святочные дни катания в санях. Ездили, например, на Елагин остров; в большие двенадцатиместные сани, запряженные шестериком или восьмериком, садилась Императрица с гостями старшего возраста, а в прицепленные к этим саням вереницей, многочисленные, совсем низенькие маленькие саночки, на две персоны, садилась молодежь, попарно, кавалер с дамой. По городу вся эта вереница двигалась обыкновенным аллюром, но как только выезжали на Каменноостровский проспект, лошади пускались в карьер, и весь длинный поезд мчался, что есть духу, по всем островам до Елагина, где во дворце был приготовлен завтрак, потом катались с гор, а вечером танцевали».

После смерти Великой княгини Александры Николаевны в 1844 году Августейшие Родители, Николай и Александра, перестали участвовать в святочных гуляниях. Итак, программа рождественских празднований могла меняться в зависимости от тех событий, которые переживала Семья.

Наступление нового календарного года в Царской Семье практически не отмечалось. Правда, 31 декабря около одиннадцати вечера на собрании у Императрицы подавали шампанское, поздравляли друг друга, после чего каждый удалялся к себе в комнаты. Утром 1 января совершался молебен.

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №13

Э. Гау . «Ротонда».

 
 
Когда дети подрастали, подарки стали разделять на «мужские» и «женские». Мальчики получали в подарок мундиры и оружие, девочки — платья и музыкальные инструменты.
Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №14

Цесаревич Наследник великий князь Александр Николаевич. 1827. Литография с оригинала Ф. Крюгера


Сохранилось описание одного из подарков от отца, который получил в тринадцать лет наследник-цесаревич. «Император подарил сыну бюст Петра I, ружье, саблю, ящик с пистолетами, детского размера вицмундир Кавалергардского полка (к которому с трех лет был приписан цесаревич), фарфоровые тарелки и чашки с картинками, изображающими различные воинские подразделения русской армии и, кроме того, книги на французском языке».

 

Как вспоминала баронесса Мария Фредерикс, «в сочельник, после всенощной, у императрицы была всегда елка для ее августейших детей, и вся свита приглашалась на этот семейный праздник...Имели каждый свой стол с елкой, убранной разными подарками... Нас всегда собирали сперва во внутренние покои ее величества.

Там около закрытых дверей концертного зала или ротонды в Зимнем дворце, в которых обыкновенно происходила елка, боролись и толкались все дети между собой, царские включительно, кто первый попадет в заветный зал. Императрица уходила вперед, чтобы осмотреть еще раз все столы, а у нас так и бились сердца радостью и любопытством ожидания. Вдруг слышался звонок, двери растворялись и мы вбегали с шумом и гамом в освещенный тысячами свечей зал. Императрица сама подводила каждого к назначенному столу и давала подарки. Можно представить, сколько радости, удовольствия и благодарности изливалось в эту минуту...

Елку со всеми подарками потом мне привозили домой, и я долго потешалась и угощалась с нее, эти подарки состояли из разных вещей, соответственно летам. В детстве мы получали игрушки, в юношестве книги, платья, серебро; позже бриллианты и тому подобное. У меня до сих пор хранится письменный стол с одной из царских елок...» Примечательно, что дети сами приобретали рождественские подарки для родителей на свои карманные деньги.

Описывая рождественскую елку в декабре 1837 г., дочь Николая I Ольга Николаевна упоминает: «У нас была зажжена по обыкновению елка в Малом зале, где мы одаривали друг друга мелочами, купленными на наши карманные деньги». Кстати, «зажженные елки» представляли собой определенную опасность для огромного дворца, поскольку на них зажигали свечи. И поэтому, когда в декабре 1837 г. загорелся Зимний дворец и Николаю I доложили об этом, его первой мыслью было то, что пожар начался на половине детей, которые по неосторожности могли уронить свечку. И рассказывая об этом эпизоде, Ольга Николаевна обронила, что император «всегда был против елок». Однако традиция уже сложилась, и «пожароопасные» рождественские елки, так радовавшие детей, продолжали проводиться.

А рождественские подарки вспоминались спустя долгое время после самого Рождества.  Так, в июле 1838 г. Николай I в письме к сыну Николаю упомянул: «Надеюсь, что мои безделки на Рождество тебя позабавили; кажется, статуйка молящегося ребенка мила: это ангел, который за тебя молится, как за своего товарища». Ольга, дочь Николая I, вспоминала свой двадцать второй сочельник: "В Концертном зале были расставлены столы, каждому свой. Я получила тогда чудесный рояль фирмы Вирт, картину, нарядные платья к свадьбе Адини и от Папа браслет с сапфиром — его любимым камнем».

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №16

Фридрих-Вильгельм Гессен-Кассельский, «рождественский подарок» 1843 года.

Самый необычный подарок любящий отец Николай I подарил своей младшей дочери Александре на Рождество 1843 года. Днем ранее в Петербург прибыл жених Александры Николаевны. Родители скрыли это от дочери, и когда двери Концертного зала Зимнего дворца растворились, дочь Николая I нашла своего жениха привязанным к елке золотыми ленточками в качестве подарка с фонариками и «конфектами». Наверное, для нее это стало действительно рождественским чудом.

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №17

Тимофей Андреевич Нефф (1804 – 1876). Портрет великой княгини Александры Николаевны. Холст, масло Собрание И. С. Глазунова

 
Для остального Двора и светского общества при Николае Павловиче ёлку устраивали на следующий день. Царская семья не забывала одарить подарками и свиту. После раздачи взаимных «семейных» подарков все переходили в другой зал Зимнего дворца, где был приготовлен большой длинный стол, украшенный фарфоровыми вещами, изготовленными на императорской Александровской мануфактуре. Здесь разыгрывалась лотерея — прекрасные фарфоровые вещи: сервизы, вазы, лампы. Николай I выкрикивал карту, выигравший подходил к императрице и получал выигрыш – подарок из ее рук.


Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №18

Фредерикс Мария Петровна

Фрейлина императорского двора М. П. Фредерикс вспоминает, как накануне Рождества императрица приглашала членов свиты с детьми на семейный праздник:

«1837 год. Я уже совсем ясно начинаю припоминать, мне тогда было 5 лет, именно в это время приближение ёлки сильнее врезалось в мою память. Нужно сказать, что примерно за неделю до Рождества и «большой ёлки», как мы её называли в детстве, у великих княжон Марии, Ольги и Александры Николаевны, в какой-нибудь выбранный день, делалась так называемая «маленькая ёлка» (la petit Noel): тут юные великие княжны и маленькие великие князья дарили друг другу разные безделушки… По окончании нашего детского празднества нас, детей… повели пить чай в детскую великих князей».

Первая публичная елка была организована в 1852 году в петербургском Екатерингофском вокзале, возведенном в 1823 году в Екатерингофском загородном саду. Установленная в зале вокзала огромная ель «одной стороной прилегала к стене, а другая была разукрашена лоскутами разноцветной бумаги». Вслед за нею публичные елки начали устраивать в дворянских, офицерских и купеческих собраниях, клубах, театрах и других местах. Москва не отставала от невской столицы: с начала 1850-х годов праздники елки в зале Благородного московского собрания также стали ежегодными.

Екатерингофский вокзалРождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №19

Из альбома рисунков А.И. Чернышева «Рождество в Зимнем Дворце. 1848 г.» Акварель. (Из личного фонда императора Николая I: Ф.672. Оп.1. Д.557


Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №20

Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №21


Рождество и Новый год в царской России и царской семье. Часть первая., изображение №23
Печатается с сокращениями
 
Продолжение: 
 

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *