Об Ивановке Рахманинова и моей семье

Ивановка. Музей-заповедник Ивановка Рахманинова… Тёплое и щемящее чувство...  Прочитала вчера о том, что к 150-летию со дня рождения композитора (1 апреля 2023 года) ведутся там большие работы по преобразованию музея-заповедника. Этот год объявлен «Годом Рахманинова в России».

"В «Ивановке» сирень 122-х сортов. Всего же их 3 500. Есть куда стремиться!», – с улыбкой говорит директор музея-заповедника Александр Иванович Ермаков. Почти полвека назад, в возрасте 27 лет Александр Иванович стал его директором. Болеет за него, как за родное дитя. В небольшом фильме вы увидите его, услышите, с какой теплотой говорит он о родной его сердцу Ивановке. 

А я – второй день вдыхаю аромат её дивной сирени – и не могу надышаться! Знаю Ивановку по рассказам моей мамы. Она, как и я, не бывала там, но видела её ТАК, будто провела там годы. И я вместе с мамой «ходила» по сиреневым аллеям, «сидела» на белой рахманиновской скамейке, «пила» на веранде неизменный чай – конечно же, из весело пыхтящего самовара – с вкусными, горячими ещё булочками…

Моей маме, С. М. Фроловой, 79 лет

В нашем доме, если можно так выразиться, царил некий культ сирени. Больше всех цветов её любила моя мама. Но цветёт сирень недолго, а ещё меньше – стоит в вазе, тяжело переживая неволю. Папа в  день маминого рождения – 20 мая – неизменно где-то находил сирень, даже, если она ещё не успевала расцвести в нашем суровом климате. Обычно он приносил её утром, чтобы вручить маме, когда она проснётся. Мама каждый раз бывала безмерно рада, и, улыбаясь своим, неведомым нам мыслям, вдыхала тонкий аромат папиной сирени. Наступал вечер, собирались гости – в основном, мамины консерваторские ученицы, в разное время учившиеся у неё, и сиренью постепенно заполнялась вся наша квартира. Ученицы, ставшие уже почти членами нашей семьи, очень любившие своего педагога ответной, щедрой любовью  и знавшие о маминой любви к этим замечательным цветам, старались принести ей в этот день, хоть малый букетик. И сейчас, когда 20 мая мы собираемся, чтобы вспомнить маму – некоторые из них по-прежнему, трогательно-верно приносят  с собой сирень…

Мой дедушка, Маркиан Петрович Фролов, очень любил Рахманинова. Говорили, что в его игре – а дед был не только замечательным композитором, но и блестящим, концертирующим пианистом – присутствовали рахманиновские черты.

«Мне запомнилось, как однажды папа показывал  «Элегию» Рахманинова, которую я тогда играла, – пишет мама в своей монографии «Жизнь на сrescendo». – Мне было тогда лет семнадцать. Он сказал, что я играю ее как-то мелко и сентиментально. «А знаешь, как Рахманинов играл это произведение? – спросил  меня отец? – Он играл его очень насыщено, глубоко по звуку, как бы проникая вглубь инструмента и, в то же время,  сдержано внешне.  Зачем ты вертишься и гримасничаешь во время игры?» Папа сел за рояль прямо, спокойно,  немного вытянувшись вверх, как бы охватывая сверху всю клавиатуру. Он начал играть «Элегию», буквально доставая  каждую интонацию, словно преодолевая своими сильными пальцами некое препятствие. Впечатление об игре моего отца осталось у меня на всю жизнь».  

В нашей семье хранятся подлинные рахманиновские программки. А на стене в кабинете деда всегда висел карандашный портрет С. В. Рахманинова, мастерски выполненный в 1917 году художником, подписавшимся как Влад. Российский. В комнате, бывшей когда-то дедушкиным кабинетом, висит этот портрет в большой красивой раме и сейчас.

Карандашный портрет С. В. Рахманинова работы художника Влад. Российского. 1917 год

 

 А это фото-муыкальное ЧУДО, с такой любовью сотворённое — надеюсь, доставит вам радость! Романс С. В. Рахманинова «Сирень» звучит в переложении для фортепиано.

Елена Румянцева

14 февраля 2021

Поделиться:
Обновлено: 19.02.2021 — 11:42

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *